Приложение. Как Хрущ отстоял «Нашего Фиделя»

Приложение 1. Как Хрущ отстоял «Нашего Фиделя»

Рассказ майора в отставке Анатолия Аникеева

Предполагалось направить на Кубу группу военнослужащих, которая должна быть сосредоточена вокруг пяти подразделений ядерных ракет, три из них оснащались ракетами Р-12[1] (24 ракеты) и две — ракетами Р-14[2] (16 ракет). Всего 40 баллистических ракет.

Помимо ракет в состав этой группы включались четыре моторизованных подразделения, два танковых батальона, эскадрилья истребителей МИГ-21, сорок два легких бомбардировщика ИЛ-28, два подразделения крылатых ракет, несколько батарей зенитных орудий и 12 подразделений ракет СА-2 (со 144 пусковыми установками). Каждое моторизованное подразделение состояло из 2500 человек, а два танковых батальона оснащались новейшими советскими танками Т-55. Такая структура была новшеством в Советской армии, где никогда прежде в армейскую группу не включались баллистические ракеты.

В программе, очерченной 10 июня Малиновским, ядерные средства не ограничивались ракетами средней и промежуточной дальности. Два подразделения крылатых ракет («фронтовых крылатых ракет» — ФКР) также имели ядерные боеголовки. Министерство обороны приняло решение направить 80 таких ракет для защиты кубинского побережья и района, прилегающего к американской военной базе Гуантанамо. Ракеты имели дальность действия около 160 километров и мощность ядерной боеголовки эквивалентную от 5,6 до 12 килотонн.

Детали плана Малиновского свидетельствовали, что советские военные рассматривали кубинскую операцию как возможность выдвинуть свою мощь в Западное полушарие в ходе миссии по спасению Фиделя Кастро. В целом на Кубу отправляли 50874 человека военного персонала. Советский военно-морской флот собирался использовать Кубу в качестве базы для советской, равно как и кубинской обороны. В рамках размещения советской военной группировки на Кубе ВМФ принял решение построить на острове базу для подводных лодок, включая технический пункт обслуживания новых советских подводных лодок, оснащенных баллистическими ракетами. Для обороны побережья острова советский ВМФ намеревался послать мини-флотилию: два крейсера, четыре эсминца (два из них с ракетными пусковыми комплексами на борту) и 12 катеров типа «Комар», каждый из которых имел на вооружении по две ракеты Р-15 с обычными зарядами с радиусом действия в 16 километров.  Для патрулирования Восточного побережья Соединенных Штатов ВМФ планировал послать отряд из 12 подводных лодок, включая семь, имевших ракеты с ядерными боеголовками. Каждая из подлодок имела на борту по три баллистические ракеты (Р-13) с боеголовками мощностью в 1 мегатонну. Из всех систем вооружения, предназначенных для Кубы, советские подводные лодки с баллистическими ракетами гораздо больше подходили для утверждения советской стратегической мощи, чем для предотвращения грядущей военной акции США против Кастро. По ядерной мощи ракеты Р-13, которыми они были оснащены, соответствовали ракетам среднего и промежуточного радиуса действия.

«Июнь – Июль 1962 года.  Первый раз нас собрали в Ахтырке. Сумская область. Ракетная дивизия стояла в Ромнах. Собрали только славян. Офицеры в основном женатики. (К этому времени Толя прослужил уже около года в Хмельницком).

Собеседование-допрос вели приезжие подполковники. С моей части набрали 12 офицеров. После отсева осталось 7.

Ахтырский ракетный полк вооружён ракетами 8К63. Каждая сборочная бригада («головастиков») обслуживала свой полк. В бригаде несколько расчётов, по числу обслуживаемых ракетных стартов.

В июле в часть с инспекцией приехал генерал армии Толубко В.Ф.[3]

Кто-то распускал слухи, что направят на Север или в Индию.[4]  (В те годы наши вожди усиленно обхаживали индийское руководство).

Наконец, в августе, 10 офицеров и немного солдат поездом прибыли в Севастополь. Солдаты в основном разгильдяи, но в характеристиках, присланных из их частей значились как «отличники». Поселили в военном городке с недвусмысленным предупреждением о режиме военного времени (выход за пределы городка – суд). Занимались исключительно уставами и спортом. Позже в этот городок завезли 200 женщин – врачей, военный госпиталь.[5]  Всех переодели в гражданскую одежду. Лейтенанту Толе Аникееву достался громадный, не по комплекции, костюм. Офицерам быть в галстуках, солдатам с расстёгнутыми воротами. Костюмы разного покроя и цвета. Для поддержки субординации офицерам выдали шляпы а солдатам кепки. На склады завезли противомоскитные сетки и вагонами валенки. Естественно, для подкрепления и усиления дезы.  Перед погрузкой выступил полковник и пообещал зачёт службы год за три и вообще про золотые горы. Чистой воды обычные замполитские враки.

Грузили ночью, без документов, на теплоход «Адмирал Нахимов» .[6]

Лайнер «Берлин»

На верхней палубе разместили старших офицеров и госпиталь. Младших офицеров разместили ниже, в каютах 1го класса. Копия железнодорожного купе на две персоны. В каждую запихнули по 5 лейтенантов. В Толиной каюте на полу спал Лев Толстой, очень толстый и крупный лейтенант. Иллюминаторы наглухо задраены! Очень душно.

В самом низу солдаты — неимоверная духота и вонища.[7]

Рано утром прошли Стамбул. Пока шли Средиземным морем никого не выпускали на верхнюю палубу. Всем было объявлено, что плывут они в Индию. О действительной конечной цели экспедиции объявили за двое суток до Гаваны. Прогулки по верхней палубе разрешили после выхода в открытый океан.

Шли более двух недель. Максимальный ход судна 14 узлов. Каждые двое суток подводили часы на час назад.

На подходе к Гаване всех запихали по каютам и предупредили, что когда на борт поднимется лоцман никому не высовывать нос.

В самой Гаване разрешили выйти на палубу. Порт и город показались прекрасными а дороги идеальными.

Провезли по Гаване и далее за 120 километров в пальмовый лес недалеко от посёлка Санта-Круз. Эта малая авангардная группа из десяти офицеров и двадцати солдат должна готовить для своей бригады место для житья-бытья.  Разбили палатки, но первую ночь спали на открытом воздухе. Комаров-то нет. Появилось много красивых светлячков. Проснулись утром, а вся одежда издырявлена какой-то могучей молью, возможно, этими замечательными светляками.

Выдали сухпай на трое суток. Сухари, сахар, тушёнка, чай. Вода из красивого ручья за 0,5км. В ручье рыба похожая на карася, но ловить нельзя, она чистит ручей. Около двух недель фактически  бездельничали. Ни солдат, ни техники. Нашли полянку с лимонными деревьями с мелкими плодами.

Прибыла наша бригада. Соседи — ракетчики начали устанавливать свою технику.[8]  Правда, начавшаяся морская блокада[9], 500 мильный  «карантин» острова  несколько усложнила их жизнь. Один из полков ракетной дивизии не дождался своего заправщика на блокированном судне в море. Это немного усложняло выполнение будущих задач. А всего не Кубу было доставлено около 50 тысяч военнослужащих, включая ракетную дивизию в полном составе.

Бригада дружно лопатами начала готовить траншеи под фундамент сооружений. За песком для бетонных работ ездили за 100км. Очень удивились, что кубинцы  работают только до пяти вечера. В полнейшем отсутствии патриотизма и энтузиазма. Если не успели до пяти загрузиться, возвращались в часть порожняком.

Над лесом начали летать американские самолёты – разведчики. Сначала высоко, боялись ПВО, а потом всё ниже и ниже. Прямо над пальмами.[10]

Объявили военное положение. Заставили вырыть окопы и соорудить блиндажи (из пальмовых стволов). Получили оружие. Офицеры пистолеты, солдаты автоматы. На каждую палатку два ящика гранат. Прислали два танка. Заступая в караул офицер поверх гражданской рубашки одевал портупею для кобуры с пистолетом.

Провели контрольный выезд на автомобилях в Гавану. Освоиться с дорогой, куда и как ехать в нужный час. (Под городом были складированы головные части – водородные бомбы). На обратном пути одна из машин заблудилась. Старший машины лейтенант Коля Маламуж.  Искали всю ночь. Также на этом обратном пути три офицера остановились возле какого-то бара под Гаваной. Хозяева очень радушно угощали ромом полными стаканами. «Компанерос, компанерос!» Вернулись такими, что один из них был без сознания. Командиры дали им чёсу, а по всей Кубе запретили продавать спирт русским. Литровая бутылка спирта стоила 1,20 песо, что на наши деньги около 1 рубля. А по прибытию на остров всем выдали по 25 песо. Эти «песы» в эквиваленте 22рубля 50копеек родное правительство вычло по прибытии в Союз. Добрая страна, пославшая на убой своих сынов. (Так и не научились кремлёвские суки уважать своих граждан.)

В части острый дефицит на мыло и зубную пасту.

Дней через 10 после объявления военного положения приехали представители ООН и им показали всю военную технику, которую они тщательно фотографировали. А шёл уже ноябрь месяц. Сразу же после ООНовского визита начался трёхнедельный демонтаж оборудования и перебазирование в порт Мариэль под погрузку. 7 ноября началась погрузка на сухогруз и закончилась через двое суток. Название судна  забыл. Обратный путь занял ровно две недели, поскольку сухогруз имел ход выше чем «Нахимов». Плыли  ещё «комфортнее». Нары в четыре! яруса.

Бригада шла на сухогрузе с «полковыми», т.е. с ракетным полком. На самой верхней палубе лежали 2 ракеты. По требованию пиндосов ракеты были расчехлены и их фотографировали с самолётов и вертолётов. Всех предупредили, чтобы никто не грозил кулаками и иными неприличными жестами,  а вели себя с достоинством. Шли в окружении кораблей и авианосцев.

Налегке, в пиджачках, прибыли в Кёнигсберг. Запомнилось, что по прибытии в порт долго не могли наесться простым хлебом. На сухогрузе последнюю неделю кормили погаными сухарями. Разгружали технику сразу на железнодорожные платформы. Офицеры в плацкартные вагоны, по 6 офицеров в купе. Толя разместился на третьей полке, а солдат напихали в теплушки и  как скот повезли в Ахтырку. А там уже расквартирована новая часть и нас никто не ждал. Офицеров разместили в солдатских казармах вместе с солдатами этой новой части, а ещё не переодетых «кубинских» солдат в гаражах между машинами. Свою гражданскую одежду солдаты быстренько продали в соседней деревне за водку. Частенько по вечерам солдаты части жестоко дрались с подвыпившими «кубинцами».

Прочитали в старых газетах о минувшем противостоянии с америкосами и «волосы встали дыбом». Всем дошло, в какой смертельной командировке мы побывали. Там, на Кубе, от нас умело скрывали остроту и масштабы конфликта и к чему шло дело.

Две недели офицерам не выдавали деньги и пришлось откровенно голодать. Командировали одного из женатиков домой и он после домашней кормёжки вёз в часть хлеб, картошку и прочее. Зато когда получили получку несколько дней не вылазили из местного ресторана.»



[1] Тип: баллистическая ракета средней дальности
Статус: снята с вооружения в июне 1989
Разработчик: ОКБ-586
Главный конструктор: Янгель, М.К.
Годы разработки: Р-12: С 13 августа 1955, Р-12У: С 30 мая 1960
Начало испытаний: Р-12: 22 июня 1957 — 27 декабря 1958, Р-12У: декабрь 1961 — декабрь 1962
Принятие на вооружение: Р-12: 4 марта 1959, Р-12У: 9 января 1964
Единиц произведено: 2300 ( производитель — Красноярский машиностроительный завод)
Годы эксплуатации: 15 мая 1960 — июнь 1989
Основные эксплуатанты:  РВСН Модификации Р-12У
Основные технические характеристики:

  • Максимальная дальность: 2080 км
  • Масса ГЧ / Забрасываемый вес: 1600 кг
  • Количество и мощность ББ: 1х2,3 Мт
  • Точность (предельное отклонение): 5 км
  • Окислитель: АК-27И
  • Горючее: ТМ-185 (смесь углеводородов, близкая к скипидару).
  • Рабочая жидкость: продукт 030 (80 % перекись водорода).
  • Пусковое горючее — ТГ-02.
  • Стартовая масса ракеты: 41920 кг.
  • Диаметр корпуса: 1652 мм, по стабилизаторам 2652 мм.
  • Длина (с ГЧ): 22768 мм.
  • Забрасываемый вес: 1400—1600 кг.
  • Тип и мощность ГЧ: термоядерная 1×1 Мт или 1х2,3 Мт.
  • Дальность стрельбы: 2080 км
  • Точность (предельное отклонение): 5 км

[2] Ракета Р-14,  индекс 8К65, 8К65У. Классификация НАТО SS-5 «Skean». Назначение: баллистическая ракета средней дальности. Разработчик М. К. Янгель, ОКБ-586 Изготовитель Красноярский машиностроительный завод.

Основные характеристики

Количество ступеней: 1 Длина (с ГЧ) 24,4 м. Длина (без ГЧ) 21,62 м. Диаметр 2,4 м. Стартовая масса 86,3 т. Забрасываемый вес 1300—1500 (легкий ББ) или 2155 кг (тяжелый ББ). Вид топлива: жидкое. Максимальная дальность 3200-3700 км, 4500 км (с легким ББ). Тип головной части: моноблочная термоядерная, отделяемая. Количество боевых блоков: 1 Мощность заряда 1 или 2,0-2,3 мт. Система управления автономная, инерциальная.

[3] Влади́мир Фё́дорович Толу́бко (12 ноября (25 ноября) 1914 — 17 июня 1989) — советский военачальник, главный маршал артиллерии (1983), заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий РВСН (с 1972 по 1985 годы)[1], Герой Социалистического Труда (1976).

[4] В разработанной легенде конечным пунктом передислокации была Чукотка.

[5] Всего было развёрнуто три госпиталя, каждый на 200 коек

[6]Пассажирский лайнер «Адмирал Нахимов» был построен в Бремене (Германия) в 1925 году и первоначально носил название «Берлин». В 1938 году был передан германским Военно-морским силам и превращен в госпитальное судно. 31 января 1945 года подорвался на двух минах и 1 февраля еще на одной, после чего затонул у Свинемюнде.

В 1946-1947 годах был поднят советскими водолазами и перешел в собственность СССР в счет репараций с Германии. В 1951-1957 годах восстановлен и переименован в «Адмирал Нахимов». В 1957 году переведен с Балтики на Черное море, став самым крупным черноморским лайнером.

Водоизмещение: 9000 тонн

Длина: 174,3 м

Ширина: 21,1 м

Мощность механизмов: 12000 л.с.

Скорость: 16 уз.

31 августа 1986 года, имея на борту 888 пассажиров и 346 членов экипажа при следовании на выход из Цемесской бухты в направлении Сочи «Адмирал Нахимов» столкнулся с сухогрузом «Пётр Васёв» и за 6 минут ушёл под воду (глубина 47 метров) унеся 423 жизни.

[7] Игорь Куренной, в 1962 году помощник начальника политотдела 43-й ракетной дивизии стратегического назначения: «Разрешалось выходить на палубу только в ночное время и то маленькими группками личного состава. Все сидели в твиндеках, в трюмах многоярусных. Обстановка такая была. Извините за откровения, но даже вот, естественно, никаких туалетов там не было, спускали ведро туда. Это ведро использовалось по назначению, как говорится».

[8] Время полета до Вашингтона — пять минут. Чтобы сделать Нью-Йорк необитаемым, хватило бы одной ракеты.

[9] 22 октября США ввели морскую блокаду острова. Против пяти американских авианосных групп, блокировавших остров, действовали всего четыре советские дизельные подводные лодки. Они пришли в Карибское море из Североморска.

Как только подводные лодки вошли в район Бермудского треугольника, дали четырехчасовую готовность к использованию оружия. Кроме обычных торпед на каждую лодку загрузили по одной торпеде с ядерным боезарядом. Использовать это оружие можно было только с разрешения Москвы.

Наши дизельные подводные лодки оказались совершенно не приспособлены к работе в тропиках. Температура в отсеках доходила до 50 градусов. Пресную воду приходилось экономить. Подводники едва не теряли сознание.

Валентин Блаженин, в 1962 году заместитель командира подводной лодки «Буки-4»: «Утром нам выдавали стакан чая и вечером стакан компота, днем кое-как там первое, суп, который не хотелось есть в этой ситуации. Да, это все было. Была потница. Это когда на сгибах, в подмышках, в промежностях кожа пузырится, лопается».

Ночью подводные лодки всплывали, чтобы запустить дизель и подзарядить аккумуляторные батареи.

Алексей Дубивко, в 1962 году командир подводной лодки «Буки-36»: «Есть команда: „Противолодочный корабль. Срочное погружение!“ В это время акустик докладывает: „Товарищ командир, слышу шум винтов, шум раздвоился, один шум идет в корму“. Я думаю, раз шум раздвоился и близко, один идет в корму, — это торпеда».

Увернувшись от торпеды, наша лодка чуть не столкнулась с американским кораблем.

Алексей Дубивко, в 1962 году командир подводной лодки «Буки-36»: «Надо мной проходит этот корабль, прямо идет на таран. Ну, думаю, сейчас будут бомбы. Помощник стоит сзади меня. Я думаю, что сейчас бомбы, и конец!»

Но бомбить лодку не стали, и ей удалось скрыться. 27 октября советская ракета ПВО на Кубе сбила американский разведывательный самолет U-2. Летчик погиб. Обстановка обострилась до предела. На острове ждали американский десант.

Николай Гончаров, в 1962 году заместитель командира подразделения ПВО: «Солдат загнали всех в окопы, каски, ручные пулеметы и гранаты — все раздали».

Игорь Куренной, в 1962 году помощник начальника политотдела 43-й ракетной дивизии стратегического назначения: «Мы прекрасно понимали, что уже не жильцы на этом свете, и должны уйти вместе с кубинцами. Не сказать, что мы там бесстрашные… Естественно, было волнение, все были молодые, всем нам хотелось жить».

Дивизионы советских ядерных ракет на Кубе получили полетные задания.

Игорь Куренной, в 1962 году помощник начальника политотдела 43-й ракетной дивизии стратегического назначения: «Если б мы увидели, что идет бомбежка самолетами, мы начинали б, конечно, ядерный удар. Такая была у нас установка, такие были планы».

По данным американских аналитиков, США тогда могли потерять в ядерном конфликте 70 миллионов человек. Президент Джон Кеннеди предпочел договариваться. Никита Хрущёв согласился убрать ядерное оружие с Кубы.

[10] Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб, став единственной жертвой противостояния. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал Кертис Лемэй, начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Один из них был повреждён, однако пара благополучно вернулась на базу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *