КОБУЛЕТИ

Весенний отпуск 82го года, апрель, решили с Леной поехать куда-нибудь по путевке, единственный раз за всю службу. Поехали в дом отдыха ВВС в г. Кобулети, южная часть Грузии, Аджария. Середина апреля. Море холодное. В номере не жарко. Питание сносное, но без излишеств. После ужина у нас было за правило выкушать в номере бутылочку сухого с зеленью и необыкновенно вкусным серым хлебом кубанской муки. По части хлеба позавидовали грузинам. Хлеб они пекут из твердых сортов кубанской пшеницы.  Активно поездили по популярным местам по всему побережью. Этот сервис там налажен. После посещения очередной достопримечательности, когда время идет к ужину, шофер автобуса везет компанию во двор какого-то частного дома. А дома у грузин большие, двухэтажные, внутри чисто казарменные. Рядами солдатские койки, штук по 20 в комнате, один стол и шкаф с алюминиевыми ложками-вилками и тоже алюминиевыми тарелками. Никаких тумбочек, только стулья.

«Отели» эти не отапливаются. Зато вина предлагается купить, хоть залейся. Еда почему-то холодная. Дескать, и такую сожрете.

Сразу же бросилось в глаза плохо прикрытое презрительное отношение местного «среднего класса», торгашей, к русским. Удивили высокие цены на сельхозпродукты местного рынка, да и вообще по всей Грузии. Очевидно, на уровень цен давили высокие доходы аборигенов. Цена свежей рыбы вообще казалась заоблачной. А кацо покупали ее, не торгуясь. Еще бы им не презирать нас за наши потные пятаки.

Познакомился с представителем местной интеллигенции. Резо Джапаридзе, директор городской пекарни. Однофамилец  революционера, земляка  «Отца Всех Народов». В своё время Резо учился в Ленинграде, там и нашёл себе жену. В разводе, собирался поехать в Ленинград, навестить бывшую жену и сына. Он чего-то часто ошивался в нашем доме отдыха и его явно тянуло на общение с отдыхающими. Как-то, отвечая на мои расспросы о быте и нравах аборигенов, Резо обронил, что ни одну мало-мальски значимую должность в Грузии не может занимать негрузин. Я даже не понял сразу смысла его слов. Переспросил. А прогуливались мы в это время в районе ЖД вокзала. Резо и говорит: например, начальником вокзала может быть только грузин, из сванов или мегрелов. А вот дворником  будет абхаз или аджарец. На все мои пылкие возражения и возмущения по поводу расового деления он давал один ответ: » У нас так принято».

Это для меня было потрясающее открытие, прозрение и удивление. А я- то думал что все эти сытно и комфортно устроившиеся в СССР кавказцы, грузины. А оказывается внутри этой солнечной республики совсем не дружественные отношения между представителями разных племён. О таком, мягко скажем, антагонизме ни в советских изданиях, ни в каком худфильме ни даже в частных разговорах я до этого ни разу не слышал. Получалось, что КПСС, вполне сознательно терпела этот национал-шовинизм грузинского разлива.

Рыбалки, (привез с собой снасти), не получалось. Рыба в это время не подходит к берегу. Да и купаться никого не загонишь в апреле в море. Одного-двух подпитых отдыхающих, сдуру зашедший в воду до «этих, самых», в иной солнечный день можно увидеть, не более. Занялся заготовкой бамбуковых удилищ. Интересный эффект от первого посещения бамбуковой рощи. Тысячи удилищ окружают тебя сплошным трудно проходимым частоколом. Глаза разбегаются и просыпается жадность. Так бы и забрал все это богатство. Понимаю чувства кладоискателей и пиратов…

Перво – наперво, разузнал на вокзале правила перевозки габаритного багажа.  Потом пошел в санаторный гараж, выпросил обломок ножовочного полотна и утром следующего дня двинул в «сокровищницу». Не торопясь, со вкусом, выбираю подходящее растение и режу с расчетом длины, допустимой железнодорожными правилами перевозок. Нарезал шесть удилищ, плотно увязал в пучок и с нетерпением стал ждать окончания вынужденного безделья. Скорее бы на свой Север.

Следующая глава >>

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *