КОДЛО — ОЗЕРО

На территории полигона десятки больших озёр, но самое большое и посещаемое Кодло-озеро. Интересно, что все северные озёра на картах и в местном обиходе пишутся и говорятся с приставкой «озеро». Озеро Оя-озеро, озеро Воя-озеро, озеро Сямг-озеро, Пукса-озеро и т.д. Пожалуй, только наше городское озеро называется озеро Плесецкое или Плесцы.

Справа г.Мирный, слева оз.Плесцы или Плесецкое. На переднем плане мемориалы погибшим.

Перечислить озёра, на которых я забрасывал удочки или бурил лунки, не получится. Это будет слишком длинный список, может быть и за сотню озёр.

Так вот, Кодло-озеро замечительно не только своими размерами, главное, что к нему ведёт прекрасная бетонка. И сравнительно близко, километров тридцать. Немало плотвы и окуней было поймано из Кодлы. Но выбирались мы на него разве что в первый год службы. Ну не интересно так близко, так просто и по хорошей дороге. Началось освоение окрестностей. И если летом часть озёр недоступна, отрезана непроходимыми топкими болотами, то зимой, после промерзания грунтов большинство озёр наши. Машины бросаются в тупиках лесных дорог и далее завершающий бросок на лыжах. В иную зиму каждый очередной выезд на рыбалку не повторял предыдущий. Каждый раз на новое озеро. Надо сказать, что поймать крупную рыбу в наших озёрах задача не простая. Практически все они заселены мелким окунем или карасём в невероятном количестве.

Ну где ни пробуришь лунку на первой же проводке мормышку трясут «карандаши». На какое-то новое, ещё никем не изведанное озеро, обязательно далёкое, труднодоступное, приходилось выезжать на ночь глядя, часов в десять вечера, чтобы успеть к рассвету на лёд. Всю ночь едем, откапываемся, толкаем. Стараемся ехать в две — три машины, надёжнее, легче толкать. С рассветом выходим на лёд, бурим первую лунку, у берега. Исключительно для запивания спиртика. Закусили и вперёд, врассыпную, на крупняка! Но чаще всего нас ждёт разочарование, всё та же мелочь. Ладно, теперь задача задач заманить в эту тьмутаракань своих друзей-приятелей. Всю обратную дорогу разрабатываем стратегию вранья. Главное — не переборщить с размером рыбы. Со временем я обзавёлся пропуском в одну из лагерных зон к одному из неплохих озёр, Карм-озеру. Там мы неплохо ловили в компании семейства Аникеевых, Нади и Толи, замечательных рыбаков.

Очень часто всей семьёй отдыхали на живописном Сямг-озере. Песок белый-белый.

Не забываема поездка на Кен-озеро. Почему-то его называют северной Швейцарией хотя в самой Швейцарии, возможно, таких красивых озёр и нет. Оно так живописно окаймлено чрезвычайно изрезанными скалистыми и обрывистыми берегами. И очень богато рыбой. Андрюшке было 11 месяцев и мы с ним двинули в эту поездку на Кен-озеро преодолев по ходу одну паромную переправу через Онегу. Боже, как его в этой поездке кусали комары и мошка. А он не знал, что надо плакать и жаловаться, а только кряхтел как старый дед. Характер уже проявился.

В то же лето поехали на выходные на рыбалку на реку Емца, примерно за сорок километров от дома, вчетвером, всем семейством. У нас к этому времени уже была хорошая польская трёхместная палатка. Отлично порыбачил, Таня с Леной и карапуз позагарали, покормили комариков. Ни души вокруг. Часа в четыре ночи собрали манатки и двинули назад. Разгоняю машину преодолеть крутой и длинный, метров двести подъём в овраге, промытом дождевыми ручьями. На самом верху, как говорится на излёте, в последний момент, успеваю заметить торчащий из травы острый валун и тут же машина слегка вздрагивает от жёсткого удара. Оборачиваюсь и в свете белой ночи вижу появившуюся на земле непрерывную чёрную ленту шириной сантиметра три. В голове мгновенно всё просчиталось и на автомате продолжаю давить на газ, чтобы как можно ближе подъехать к людям и прикидываю, когда закончится масло дабы не запороть мотор.

Всё. Дальше гнать опасно. Залез под мотор, пощупал пробоину. Почти круглая дыра в картере, залазят два пальца. Лена с Таткой притихли, понимают, что дело швах. Понедельник, раннее утро, глухая таёжная дорожка. И на службу нельзя позвонить. До оживлённой дороги двенадцать км. Оставляю народ в машине и бегу, на ходу сбрасывая лишнюю одежду. Пробежал с пару километров, сбавил ход до умеренного. Ещё успею запыхаться. И тут на счастье катит навстречу мотоцикл. Объяснил ситуацию. Мужик собрался в свой отгул порыбачить в тех краях, откуда я бегу. Толковый. Говорит, буксир не нужен. Возьмём масло у него в гараже, а я сделаю чоп и вполне доберусь до Мирного. Поехали к нему в посёлок Шелекса, привезли масло, и он покатил дальше на свою уже запоздалую рыбалку. Народ в машине не спит. Держат оборону от медведей и беглых, закрылись. Только бутуз посапывает.

У меня в багажнике всегда в готовности топор и пила. Соорудил аккуратный чоп, заколотил его, залил масло и ездил потом почти неделю с чопом пока не заварил картер на нашем заводе. Ни капли масла не подтекло. Доброму человеку из Шелексы соорудили продуктовый набор. Очень скромно люди живут.

Не забыть поездки на рыбалку в компании с Ниной и Васей Карташовыми. Душевные ребята. Ну а Вася ещё и сильнейший хариузятник. Однажды мы с ним даже организовались на ловлю в перетяг. Это когда в два спиннинга с противоположных берегов. Кажется, в этот чудесный солнечный день Лена напялила мой костюм Л-1 с валенками и полезла в воду. Хоть и тёплое лето, но валенки обязательны, так как вода в Емце всегда холодная. Так вот, шагает потихоньку, шагает и вдруг как заверещит. Это под ногами у неё зашевелилась галька, поскольку Лена зашла достаточно глубоко и приобрела нейтральную плавучесть. Страху натерпелась. Знакомое ощущение.

С семейством Карташовых. Перед Леной Светик Булыщенко.

Глава семейства «Картошкиных», он же ас-хариузятник!

Следующая глава >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *