ОТПУСКА

Каждый советский человек имеет право на свой законный трудовой отпуск. Но человек военный, да с удалённого гарнизона, просто ждёт не дождётся этих тридцати суток. И тут дело вовсе не в портупее и сапогах, инженер-испытатель носит их редко. Главное что ты за эти сутки сможешь снять накопившееся психологическое напряжение, да и элементарно отдохнуть от надоевших рож начальства.

До приобретения первого «Запора» в отпуска, на «большую землю» мы выбирались поездом, до Москвы и далее… Всё изменилось когда у нас появился ЗАЗ-968. Самый первый отпуск на машине мы провели вдвоём с семилетней Таней. У Лены не совпал отпуск с моим. Это сейчас выехать из Мирного на большую землю нет проблем. На Севере появились, наконец-то нормальные дороги. А в те, наши времена поездка за пределы полигона, тем более в сторону Вологодской области, т.е. в южном направлении требовала основательной моральной и технической подготовки. Благоразумные автопутешественники кучковались и перевозили свои авто на Большую землю желдорплатформами. Романтикам это не подходило. Собираясь в такую экспедицию по бездорожью надо везти с собой надёжную лопату, лучше две — откапывать машину из грязи, пилу, большой топор — рубить ваги и мостить дорогу, длинный трос, надёжную лебёдку, земляной якорь-плуг, две толстые, широкие и длинные доски — въезжать и съезжать с парома. Вот как раз в эту первую поездку на машине я и не взял доски, за что и сразу поплатился мятой юбкой и выхлопной трубой Запора. Первый же паром не дошёл до берега метров семь, упёрся в галечник. Народ кричит, давай мол газу и прыгай. А газку-то я со страху не додал, упал носом в воду, а зад остался на пароме. Бывалый народ тут же поддал под зад и я как паровой катер догрёб до спасительного берега. Урок на будущее.

Двинули на Москву, далее на Калинин, теперь Тверь, к Костюкам в гости, заодно завезти Льву шестиместный спасательный плот. ПСН-6. Я его сдуру купил для рыбацких утех, а он оказался совершенно не мобильным и чрезмерно тяжелым, 68 килограмм. Но сделан добротно.

Повезло с погодой, до Калинина добрались без приключений. Татка всю дорогу вела дневник, записывала все без исключения населённые пункты. Передохнули у Льва и двинули на Ульяновск, к родителям в город Мелекесс, сейчас Димитровград. Славно отдохнули, порыбачили и двинули назад, через Москву, Ярославль и Вологду.

Приближаемся к селу Прокшино, а это начало сорокасемикилометрового участка, ничейной земли между Вологодской и Архангельской областями. «Дорога жизни» называют её отпустники-авантюристы, решившиеся ехать в отпуск на своих авто. И тут же началась гроза с ливнем. Как назло, в момент преодоления первой же серьёзной ямы упал на крышу багажник, сломались сразу все четыре стойки. А на багажнике складная деревянная лодка а под ней куча банок с вареньем. Хорошо, что с собой было много верёвок. Намостил каких-то подпорок и опутал всю машину как паук паутиной, только дверь водителя могла чуть приоткрываться. Потихоньку доползли до Мирного. Но не всегда так всё удачно складывалось. Однажды мы всё-таки застряли на этой «автостраде» почти на сутки. Отпуск пришёлся на начало июня, дороги ещё толком не просохли после таяния снега и мы втроём, Таня, Лена и я просто выбились из сил, вываживая машину из бесконечных ям. В очередной раз серьёзно сели. Дорожная жижа вровень с порогами, ещё сантиметр и потечёт вовнутрь. Устали как черти да и ночь давно на дворе, правда белая.

Отмыли руки, поужинали. Начали с комфортом укладываться спать. Таня на заднем сидении, маманя справа, я за рулём. Все в положении сидя, поскольку машина забита барахлом по завязку. Наконец-то снял свои болотные сапоги, завернув голенища оставил их снаружи, т.к. стал накрапывать дождик. Так устали что и комаров никто не колотил. Только задремал, как получил толчок в бок от штурмана: «машина, машина, вылазь!» Выползли из коробушки, осматриваемся. Дорога, по которой мы движемся шириной в среднем метров десять, на особо заболоченных участках её ширина превышает и тридцать метров, но это уже не дорога, а нагромождение брёвен, расщепленных досок, веток, палок. Всё это торчит или полуплавает в лужах малых и бескрайних. Следы борьбы за выживание тяжёлых грузовиков. Там, где посуше, всё перепахано глубокими колеями. Максимальные уширения дороги с заходами в лесную чащу на тех участках, где бьют родники, а их хорошо видно на склонах. Смотрим вперёд, смотрим назад, нет никаких машин, только высоко в небо гудит самолёт. Сразу представилось, что мы дрейфуем на льдине.

Утречком не спеша встали. А куда спешить, в какую яму. С нашей ещё повезло, а могли бы ночевать и с жижей в салоне. Всё относительно. Вырубили мощную вагу, подкопались, заважились за ступицы, подмостились. Тут Елене Ивановне равных нет, подсказывать не надо. Выбрались на твёрдый участок и дружно порешили передохнуть и отмыться. Мы ведь в отпуске!

Метрах в двадцати от машины, на небольшом мосту через маленькую речку Лена начала варить обед. А я решил пройти немного вперёд, за поворот, осмотреться. Прошёл метров сто — слышу и вижу мужичка рубящего молодняк под проводами линии связи. Подошёл, разговорились. Это связист, валит подросший лес на своём участке. Деревья чуть не с руку. «А вы чуть не столкнулись с медведем, он прямо перед вами перешёл дорогу» ошарашивает парень. Возвращаюсь. Точно, на грязи следы его когтистых лап. Позвал своих полюбоваться.

Уговорили парня отобедать с нами. С удовольствием пообщались с трудягой-связистом, явно живущем более чем скромно на свою зарплату. Рубить ему не перерубить эту поросль под своими проводами…

К вечеру наконец-то зарычала какая-то машина и в нужном направлении. Это был «Урал-375», вёз в Вологду на ремонт какие-то электромоторы. Быстро свернули лагерь, зацепили Запор двумя сращенными тросами, причём каждый трос метров по 15. Это чтобы я мог маневрировать сзади а не нырять в слишком глубокие ямы в кильватере «Урала». А мне по характеру волн хорошо видно куда нельзя и где лучше ехать. Просто чудесно проехали эти сорок с небольшим километров — вот что значит длинный буксирный конец! Остановились на ночёвку у реки Воя. Лена схлопотала щедрый стол и «у нас было». Хорошо с северянами! Всегда выручат, а о магарыче понятия не имеют. Нельзя и сравнивать с южанами.

Славно посидели а утром мы их проводили, всучив ребятам спиртного, уложились сами и тоже двинули. Перед Вологдой спрятали в лесу доски, лебёдку, троса, лопаты, пилу и топор. И по вполне приличной дороге поехали строго на юг, на Вологду и Ярославль.

Вообще на Запоре в отпусках мы побывали ещё раз в Твери, Димитровграде, на Украине и Северном Кавказе.  При каждом приезде в отпуск на Украину бросалось в глаза обилие и разнообразие продуктов в магазинах. Например, в магазине на привокзальной площади Черкасс я насчитал 17 (!)сортов колбасы, в то время у нас, как мы считали, в неплохо по сравнению с окрестными поселками на Севере снабжаемом полигоне, продавалась только варенка и то за ней надо отстоять длиннющую очередь. А уж про рыбу и говорить нечего. В Черкассах работало несколько рыбоперерабатывающих производств. Коптили, солили, консервировали. В основном на северной рыбке. А в  Архангельске и Плесецке давно уже с трески перешли на пикшу.

В застольных, откровенных  разговорах, простодушные  белозерцы искренне уверяли, что такая разница в уровне жизни исключительно за счет необычайной работоспособности украинцев. Ты им рассказываешь, что есть народы на Кавказе живущие еще лучше в нашем дружном Союзе равноправных республик, а они сомневаются, не верят. И на этой нотке, нотке национальной исключительности, активно сыграли руховцы во времена дележа власти и неразберихи. Лозунг: «Хватит кормить Союз!» чудно лег на души  моих наивных украинских земляков и, безусловно, повлиял на итоги референдума о независимости. Справедливо отметить, что нацики всех республик успешно дурачили свои народы в те годы.  А Запор хорошая машина только часто ломается и постоянно требует серьёзного обслуживания. Очень много жрёт масла и бензина.

Следующая глава >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *